«Любое чувство не захватывает нас навсегда». Психолог о том, как сегодня читать плохие новости

«Любое чувство не захватывает нас навсегда». Психолог о том, как сегодня читать плохие новости

Photo by nikko macaspac on Unsplash

Плохих новостей становится больше, и когда они закончатся неизвестно. Еще две недели назад мы все с ужасом читали сводки с одной войны, а теперь читаем с двух. А ведь есть миллионы тех, кто живет в непосредственной близости к этим горячим точкам.

О том, как читать новости, стоит ли их читать вообще и как сберечь себя Plan B. поговорил с психотерапевтом из Беларуси Алиной К. (имя изменено по просьбе специалиста, она сейчас находится в зоне войны – живет в пригороде Иерусалима, — Прим. Ред.). 

«Одного вдоха и одного выдоха достаточно, чтобы успеть понять готов ли я это читать»

— Как правильно сейчас читать новости? Не читать вообще? Устраивать себе детокс? Читать раз в два дня? 

— На этот вопрос есть разные ответы, в зависимости от того, где находится человек: в Израиле, в Беларуси или в Европе, например. Сегодня новости в Израиле – часть концепции безопасности. Если ты их не читаешь, ты не знаешь, что происходит. Поскольку у многих людей давно уже нет телевизора и все пользуются телефонами, то большинство информации приходит из Телеграм-каналов. Это сегодня главный инструмент информирования людей.

Конечно, в Израиле ты можешь получить сообщение в отдельном приложении о том, что тебе надо зайти в бомбоубежище или выйти из него. Но без новостей ты не узнаешь, что произошло и что меняется.

Сейчас много технической информации есть в новостях, которые придется читать, чтобы понимать, что происходит. Школы закрыты или открыты? Какие дороги закрыты, что с магазинами? Это все связано с ежедневной рутиной и безопасностью. Поэтому в Израиле какую-то часть новостей точно читать надо. 

К белорусам это тоже частично относится. Если ты не будешь знать, что задержания людей продолжаются третий год, не сможешь себя обезопасить. 

Есть еще один аспект, который относится ко всем, вне зависимости от места жительства. Сейчас из-за того, что идут две большие войны, и на них много погибших, очень много душераздирающих новостей. С одной стороны, я понимаю, что они в какой-то степени могут быть и духоподъемными. Но, с другой стороны, иногда люди не могут остановиться – читают и читают. Это страшная воронка. И это то место, где надо начать останавливаться.

Если вы видите по началу статьи, что это что-то душераздирающее или там что-то про погибших, или про политзаключенных – какая-то статья, которую вы сейчас не в состоянии вынести – лучше не читать. Легче никому от ваших мучений не будет. Есть другие люди, которые прочтут, расскажут дальше и что-то с этим сделают. Поэтому я бы скорее фильтровала новостной контент не информационный, а эмоционально заряженный. 

У меня для клиентов есть совет одного вдоха-выдоха. Одного вдоха и одного выдоха достаточно, чтобы успеть понять готов ли я это читать, готов ли я в этом участвовать. Потому что очень часто мы не останавливаемся для принятия решения, мы принимаем их, автоматически проезжая это место. Поэтому важно научиться делать этот вдох-выдох, это несколько секунд, которые могут немного сберечь ваше эмоциональное состояние. 

Как не срываться на близких?

 — Даже информационно-нейтральные новости, да и просто заголовки, могут привести к тому, что мы их накапливаем в себе, и потом весь этот поток негатива выливается в раздражительность. Из-за нее многие срываются на близких, коллег. Порой это неконтролируемое состояние. Что делать с этим?

— Такие моменты бывают. Чтобы не срываться на близких, в этот момент с ними лучше не контактировать. Даже если вы живете в одной квартире, в момент, когда вы чувствуете, что можете сорваться, выйдите в ванную комнату, включите воду, дышите. Все, что случается с нами в эмоциональной сфере, в голове – все это же параллельно происходит в нашем теле. Мы в этот момент плохо дышим, не глубоко, мы очень сильно напряжены. Напряжение, скорее всего, есть в животе, челюсти, руках. 

И если вам понятно, что вас сильно заносит, надо хотя бы на пять минут выйти в ванную, на улицу, сесть, несколько раз вдохнуть глубоко, пронаблюдать свое тело – где оно напряжено. Просто сосредоточиться на телесном процессе. Само это сосредоточение целительно для нас. Оно отвлекает от процесса поглощения нас негативными эмоциями. 

«Если я доведу себя до невменяемого состояние переживаниями, никому легче не будет»

— Как справиться с тем, что ты не можешь ничем помочь? Да, ты можешь донатить, помогать знакомым, но глобально изменить ничего не можешь. Ты не можешь остановить войну и плохие новости. 

— Это очень тяжелое место. Это одно из самых переживаемых человеком чувств – бессилие. Особенно бессилие, когда есть сильная эмоциональная привязанность. Когда тебе больно за людей, страну, тему. В первую очередь, надо самому себе признавать, что это самое тяжелое место. Сложно признать: «Мне тяжело испытывать бессилие, я злюсь на себя».

А дальше, если говорить о советах, то я бы сказала, что у нас внутри есть взрослый. У нас много субличностей, но хорошо бы, чтобы был доброжелательный взрослый, к которому в этот момент можно обратиться. С ним можно вести внутренний диалог. Если я сейчас уработаюсь до нервного срыва, то легче от этого никому не будет. Если я доведу себя до невменяемого состояние переживаниями, никому легче не будет. А если я буду здоровый, сытый и довольный, то я могу сделать больше.

Нам нужен этот внутренний диалог со взрослым, где мы признаем: что бы я ни делал на сегодняшний день, я не остановлю войну. Чтобы я ни делал, я не выпущу из тюрем политзаключенных. К сожалению, все, что я могу делать, это быть песчинкой, вкладом. Но этот вклад я должен делать, будучи здоровым и благополучным. 

То есть наше бессилие надо разворачивать в сторону нашего благополучия. Только там мы сможем сделать больше. 

У каждого может закончиться эмоциональный контейнер

 — Как сейчас не ругать себя, а главное других, за фоточки с моря, отпуск, поездки и мелкие радости в виде, например, ежедневного круассана в кафе? Если это все помогает сохранить себя, помогает кому-то не закончиться прямо в этот момент эмоционально. Как не мучиться, проживая жизнь, если прямо в этот момент убивают людей?

— Важно понимать, что у каждого из нас может закончиться эмоциональный контейнер. И мы можем быть тем человеком, который зачем-то пошел в соцсети ругаться из-за Байдена, Лукашенко и еще кого-то. Человеком, захваченным эмоциями. Если к вам в соцсетях пришел такой человек, поймите, что ему сейчас действительно плохо. И спорить с ним не нужно. Надо сказать ему: «Я понимаю, что мои картинки или мои посты могут делать тебе больно. Прости меня».

Думаю, что люди, которые пишут посты, что их задевают чьи-то фотографии с моря или отдыха в момент, когда происходит что-то страшное, на самом деле кричат о том, что им нужна помощь. 

 Мне кажется, можно сказать человеку: «Прости, что мои картинки делают тебе больно». Предложить ему отписаться друг от друга. Но при этом вы точно можете и должны продолжать свою жизнь. На самом деле именно это необходимо, чтобы нам всем прийти к лучшим дням и лучшим временам. Надо продолжать жить, продолжать себя наполнять. 

Я знаю по себе и по другим людям, что иногда хочется что-то запостить, но в этот день что-то случилось, условно, по масштабу, как Буча. Если вы можете себя остановить, зная, что многих ваших знакомых сегодня это может ранить, то почему бы и нет? Жизнь никто не просит фильтровать. Но бывают такие дни, когда новости настолько тяжелые, что многих ваших знакомых фото может ранить. Если вы хотите сохранить себе воспоминание, то во всех соцсетях есть опция публикации «только для себя». Ее можно использовать в этот момент. 

«В лагерях смерти выживали те, кто чистил зубы»

 (В этот момент разговора в трубке раздаются отголоски взрыва)

— Как вы сами справляетесь с тем, что происходит вокруг вас?

— Мне кажется, что хорошо. Но разными способами. После 2020 года у меня бесконечный режим «справляния» со всем. С одной стороны от этого очень сильно устаешь. С другой – адаптивные способности психики и организма улучшаются. 

Конечно, меня, как всех, накрывает безысходностью, бессилием, что я ничего не могу изменить. Недавно кто-то опубликовал фразу, которая меня сильно задела: «Ты думал, что разминулся с Холокостом на два поколения. На самом деле ты разминулся с ним на 35 километров». Это ужасно. 

И когда меня накрывает, я стараюсь отдаться этому переживанию: лечь лицом в стенку и прожить эти эмоции. Не делать вид, что со мной все нормально. И все проходит через какое-то время. Если не пытаться игнорировать это состояние, оно не длится вечно. Любое чувство не захватывает нас навсегда. 

Бывают наоборот моменты, когда я чувствую себя на подъеме. И в этот момент я знаю, что и это временно, это закончится. Поэтому, чувствуя, что сегодняшний день, когда у меня есть силы, есть настроение, скоро закончится, я стараюсь успеть побольше: поволонтерить, кому-то помочь, что-то сделать дома. 

Я, например, не очень люблю готовить. Для меня это праздничный вид деятельности, иногда мне нравится это делать. Но с тех пор, как началась война, и у меня освободилось немного ресурсов – мы с мужем сидим дома и работаем по очереди – я начала много и вкусно готовить. Это часть терапии. Я стала класть еду на красивые тарелки, у меня лежит красивая скатерть. 

Была забавная история. На второй день войны у меня была запись на маникюр. Но она, конечно, отменилась. А потом мне написала моя мастер, мол, приходи. Я пришла и выбираю ярко-красный лак. И мастер говорит: «Ты сегодня пятая выбираешь ярко-красный лак». Потому что надо продолжать как-то жить, вопреки всему происходящему аду быть красивой, причесанной, ухоженной. В такие моменты внешняя часть человека становится более выпуклой и более важной. Это наш инстинкт самосохранения. 

Мы с клиентами сейчас как раз обсуждаем историю Виктора Франкла, который писал, что в лагерях смерти выживали те, кто чистил зубы. Мы не концлагере, но более сохранными эмоционально становятся те, кто красят ногти и следят за собой и своим здоровьем. 

Если есть эмоциональная возможность позаботиться о себе – смотреть кино, делать друг другу массаж, по очереди готовить вкусную еду – делайте это, обязательно делайте. 

Плюс, можно что-то делать руками. Когда началась война в Украине я и мои клиенты постоянно занимали руки поделками. Работа руками спасает, потому в этот момент по-другому работают межполушарные связи.

Во время стресса межполушарные связи головного мозга нарушаются, а когда мы начинаем что-то делать руками, они восстанавливаются и организм работает по-другому, напряжение уменьшается и стресса становится меньше. Человеку становится легче, он входит в состояние сохранения себя. Поэтому этой деятельностью я бы тоже не пренебрегала в эти непростые времена.

Нравится
1
Супер
0
Смешно
0
Удивительно
0
Грустно
0
Злюсь
0
Мы используем файлы cookie, чтоб вам было удобно и безопасно пользоваться нашим сайтом, а также для улучшения его работы.
Политика конфиденциальности
Я принимаю