Иногда прорывается. Игнорировать реальность выгодно, но опасно: когда споткнется Беларусь

Иногда прорывается. Игнорировать реальность выгодно, но опасно: когда споткнется Беларусь

Photo by Dan Burton on Unsplash

«Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво», — писал Достоевский. И привычно, если ты живешь там, где где жертвы репрессий есть уже в нескольких поколениях. Дед — за анекдот, внук — за комент. Печальный опыт, страх и брезгливость в генах. И желание пожить так, чтоб твой адвокат вздохнул, наконец, с облегчением. И попытки. Но не получается. Ты молчишь, не замечаешь, абстрагируешься, отписываешься от всех новостей. Но потом прорывает от очередного беспричинного задержания, адского срока или прилета по украинской больнице. Потому что ты не слепой, не глухой и вся пропаганда мира не убедит тебя, что мучить людей — правильно.

Не на мидовском, но на человеческом

Прорывает у обывателей, бомбит профессионалов. Даже работников мидов, привыкших с покер фейсом выражать озабоченность и сожалеть, что вы огорчены. Вот и глава Министерства иностранных дел Чехии
Ян Липавский после ракетного удара по «Охматдету» не выдержал. Он вызвал в МИД посла России в Праге Александра Змеевского и нервно отписался в соцсетях.

«Я решил вызвать российского посла. Убийцы, которые нападают на детей в больнице – это отбросы человечества. Ему было поручено передать это в Москву», — написал министр (@JanLipavsky) в соцсети X. Сообщение он продублировал на английском и украинском языках. На мидовский, со всеми их опасениями, сожалениями и реверансами, решил не переводить.

Союзники предпочли аккуратно озвучить версию российского Минобороны про украинскую «антиракету». В общем, сами виноваты, мы по детям не стреляем, вам показалось.

Впрочем, очевидность мысли о том, что если бы не российские обстрелы Киева, никаких антиракет и не понадобилось бы, подтолкнула к тому, чтобы эту тему в новостях побыстрее забыть или не поднимать вовсе.

Не пишем, не читаем, не знаем

Ну попала и попала. Это нервные мировые СМИ пусть своими первыми полосами людей пугают. А у нас с союзником — выставки, надои, борьба за урожай, 30 лет Лукашенко у власти. На худой конец — футбол и реклама отдыха в Дагестане (самолетом, из Минска, дорого, теракты и возможность бесплатно поработать на кирпичных заводах прилагается).

Психика защищается отчаянно. Игнорируя реальность и избегая негатива мы пытаемся сохранить привычную картину мира, собственное благополучие и самоуважение. И зачем тогда мне читать имена шестерых медработников, убитых во время массированного ракетного удара по Киеву 8 июля.

Светлана Лукьянчик была врачом-нефрологом «Охматдета». В момент удара эвакуировала детей в укрытие.

Виктория Бондаренко — старший кассир. У женщины остались двое детей. Её сын и муж сейчас на фронте.

Светлана Поплавская — акушер-гинеколог, мать троих детей.

Татьяна Шарова — старшая медсестра. В 2014 году вместе с семьей бежала от войны из Донецка. Её сын был в плену.

Виктор Брагуца – врач УЗИ-диагностики. У него остались две дочери.

Оксана Корж — сестра-хозяйка, мать двоих детей. Её младший сын окончил школу, а старшая дочь недавно родила двойню.

Фото: Минздрав Украины

Хо-ро-шо! Все будет хорошо!

Не видеть эти лица, не читать их историю очень важно. Это незнание (вернее, игнорирование) позволяет нам продолжать свою нормальную жизнь, нормальный бизнес (да-да, как раз на российском направлении поперло), и даже с некоторым отстраненным интересом слушать про мирные инициативы просроченного гаранта.

Во-первых, я ничего не знаю, а во-вторых, это не мы! Мы — за мир. У нас даже мирное ядерное оружие для сомневающихся припасено.

А все ваши рассказы про рост экономики на российском оборонзаказе и благополучие целых секторов (и конкретных владельцев бизнесов) за счет работы на войну — это провокация, передергивание и, как говорят те, которым не до законов, «разжигание иной социальной вражды или розни». От пяти до двенадцати лет по третьей части.

И сколько можно молчать?

Так что высокими зарплатами народу и уголовками сомневающимся можно надолго загнать людей в жесткое игнорирование самых чудовищных реалий. Еще и окружающих попытаться заставить. А что, вон у Китая получилось. Хочешь работать в Китае? Первое правило: забудь про «три Т» — Тибет, Тайвань и резню на площади Тяньаньмэнь (какие сотни погибших? вам показалось!)

Практика забвения так хорошо работала, что там же оказались Далай-лама, культ Фалуньгун, критика компартии Китая, сравнение Си Цзиньпина с Винни-Пухом (господи, с этим-то что не так? Чем им Пух не угодил?), геноцид уйгуров, пандемия ковида…

Страна большая, рынок бездонный. Хочешь работать на нем? Игнорируй вопросы по списку и работай.

Впрочем, Беларуси рассчитывать на сценарий, при котором ее роль соагрессора и бенефициара агрессии в отношении Украины сойдет с рук, не приходится. Аналогично — с репрессиями. Чем жестче и дольше, тем меньше шансов на «испанский сценарий» демонтажа диктатуры. Мы уже «переворачивали страницу» сталинских репрессий — без признаний, извинений и сантиментов. Всем спасибо, все свободны. Это была плохая идея. Урок не выучен.

В этот раз весь путь придется пройти до конца. Как прошла Германия, чтобы вернуться в европейскую семью. Это долго, трудно, и кончилось даже не трибуналом и приговорами. А когда? Может быть, когда канцлер Западной Германии Вилли Брандт 7 декабря 1970 года во время государственного визита в Польшу после возложения венка к памятнику жертвам восстания в Варшавском гетто неожиданно для всех опустился на колени?

Прощение за преступления нацистов просил бывший журналист, сам прошедший подполье, эмиграцию, лишение гражданства, лагерь для военнопленных, побег…

Вернуть свою страну в нормальность будет посложнее, чем «отвести от пропасти».

Читайте Plan B. в Telegram, Facebook и Twitter (X)

Нравится
9
Супер
7
Смешно
0
Удивительно
0
Грустно
0
Злюсь
0
Мы используем файлы cookie, чтоб вам было удобно и безопасно пользоваться нашим сайтом, а также для улучшения его работы.
Политика конфиденциальности
Я принимаю