Трусливые псы государевы. Почему армия, привыкшая воевать с безоружными, бесполезна против настоящих врагов

Трусливые псы государевы. Почему армия, привыкшая воевать с безоружными, бесполезна против настоящих врагов

Виктор Васнецов. Иван Грозный

Они были главной опорой власти. И поэтому закон на них не распространялся. Они могли арестовать любого. Каждый, кто попадал им в руки, автоматически считался виновным. Они держали в страхе всю страну. Потому что в своей стране они вели себя как на оккупированной территории. Их методами были произвольные аресты, пытки, налеты и массовые облавы. Но когда вражеская армия подошла к столице, они не явились, чтобы ее защитить. Потому что привыкли воевать с мирным населением, а не рисковать своей жизнью на настоящей войне.

Принято считать, что Иван Грозный распустил опричнину по той же причине, по которой Сталин устраивал регулярные чистки своему НКВД. Мол опричники стали слишком влиятельными, и царь боялся, что они могут посягнуть на его власть. Возможно, Иван действительно боялся. Не зря же в Польше Иван Грозный был известен как Иван Трусливый. Но непосредственной причиной, по которой царь разочаровался в людях, составлявших опору его режима, и казнил тех, кто считал себя неприкосновенными, стала их трусость.

«Всю державу свою как секирой пополам рассек»

Для своего времени опричнина была удивительным изобретением. Все-таки до создания НКВД и ГУБОП оставалось еще четыреста лет. В 1565 году царь Иван разделил Московское царство на две части – земщину и опричнину. Опричнина стала личной царской вотчиной. Для ее защиты, защиты самого царя и выявления крамолы было создано опричное войско.

Опричники

С самого начала опричники стали особой кастой. Их главной обязанностью было беспрекословное выполнение любых царских приказов. Опричникам было запрещено поддерживать контакты с «земскими». Даже с ближайшими родственниками. Взамен они получали собственность, конфискованную у лиц с сомнительной политической лояльностью, и были поставлены над законом.

«Судите праведно, так, чтобы наши не были виноваты», — распорядился царь Иван, когда его спросили, можно ли судить опричников.

Первыми жертвами опричнины стали, как водится, люди, которые еще недавно были ближайшими советниками царя. Но поначалу террор не был массовым. Все изменилось после неудачной попытки похода на Литву.

В 1567 году царь Иван собрал огромное войско рассчитывая, ни много, ни мало, взять Вильню. Но узнав, что противник подготовился к обороне, распустил свою армию и бесславно вернулся в Москву. Кстати, именно после этой истории поляки прозвали его Иваном Трусливым.

«А имена их ты сам веси»

Но признаться в собственной трусости царь, конечно, не мог. Он объявил, что в неудаче военного похода виноваты внутренние враги. Изменники, которые собирались его предать.

Так начался период великого террора. Четыре года, когда было совсем уже не до законов. Четыре года массовых казней. Десятки тысяч замученных и убитых, сотни сожженных деревень, разоренные города и массовое бегство из страны.

С этого времени с опричников были сняты любые ограничения. Если человека хватали, пытали и казнили, то это автоматически означало, что он виновен. Потому что невиноватых у нас, как известно, не арестовывают.

В XVI веке, когда все это происходило, нравы были проще, а гуманизм только входил в моду. Поэтому способы казни часто были затейливыми. Тем более, что царь Иван любил помучить.

Немецкая карикатура на Ивана Грозного

«У многих приказал… вырезать из живой кожи ремни, а с других совсем снять кожу и каждому своему придворному определил он, когда тот должен умереть, и для каждого назначил различный род смерти: у одних он приказал отрубить правую и левую руку и ногу, а только потом голову, другим же разрубить живот, а потом отрубить руки, ногу, голову».

Официальное количество жертв репрессий определяют в 4,5 тысячи человек. Это люди, которых сам Иван Грозный назвал по именам в своих поминальных списках. Но на самом деле, это лишь ничтожная доля всех погибших.

Когда князя, боярина или дворянина казнили по обвинению в измене, запятнанными считались все, кто им служил. Врываясь на боярский двор, опричники не щадили никого. Не делали исключения для женщин и детей.

Причем разгромом имения дело часто не ограничивалось. Разорению подвергались еще и принадлежавшие изменнику деревни. Поэтому на каждую жертву, чье имя нам известно, приходятся десятки безымянных. Людей, которые с точки зрения царя были слишком ничтожными, чтобы запоминать их по именам. В тех же поминальных списках попадается запись: «А их имена, Господи, ты и сам знаешь».

«А которой улицей ты ехал, батюшка, всех сек, и колол, и на кол садил»

Но больше всего страну ужаснул разгром Великого Новгорода. Чтобы было понятно. Новгород не был вражеским городом. Это город был частью Московского царства. Новгородцы не поднимали восстания против царя. Просто царю Ивану донесли, что среди новгородцев есть люди, которые хотят передать город польскому королю. Поэтому царь собрал опричное войско и двинулся в поход.

Это был настоящий военный поход. В том смысле, что по землям Московского царства опричное войско шло, как по вражеской территории.

Царь Иван хотел, чтобы появление его войска было для новгородцев неожиданностью. Поэтому авангард опричной армии получил приказ убивать все живое на своем пути. В оказавшейся на пути царской армии Твери, городе, который никто не даже подозревал в измене, опричники убили от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Сотни людей погибли в Клину и Волчке. В Торжке опричники перебили всех находившихся там военнопленных.

Придя в Новгород, Иван сначала принял участие в церковной службе. А потом, не выходя из церкви, приказал наказать город. Погром длился шесть недель. О точном количестве жертв спорят до сих пор. Когда через год вскрыли одну из братских могил, в ней насчитали 10 тысяч трупов. Треть от всего населения города.

И это, возможно, неполная цифра. Поскольку жертв было много, опричники оптимизировали способ казни. Большинство топили в реке. Детей привязывали к матерям. Тех, кто всплывал на поверхность, добивали баграми.

Великий Новгород от великого погрома так и не оправился. Одна из столиц средневековой Руси превратилась в мелкий заштатный городок. История потрясла всех. Ни современники, ни потомки так и не смогли толком понять, зачем царь Иван уничтожил свой собственный город.

«Ужаснее и сильнее свирепствовал»

Из этого понятно, что опричники были элитой элит. Что они могли справиться с любым врагом.  Особенно если враг был безоружен и не оказывал сопротивления. А вот с вооруженным противником уже начинались вопросы.

Первый тревожный звонок для царя должен был прозвучать в 1570 году. Русское войско тогда осаждало Ревель (Таллинн). Город держался стойко, и Иван решил отправить на помощь осаждавшей город армии своих любимцев. Несколько опричных полков.

И вот обнаружилось, что с противником, который оказывает сопротивление, у опричников получается воевать совсем не так ловко, как с собственным мирным населением. Вернее, никак не получается. Потому что они не хотят.

Вместо того, чтобы штурмовать крепостные стены, с которых мало ли что в тебя может прилететь, опричники занялись привычным делом. Грабежами и террором мирного населения.

«Этот отряд гораздо ужаснее и сильнее свирепствовал, чем предыдущие, убивая, грабя и сжигая. Они бесчеловечно умертвили много дворян и простого народу», — написал потом местный летописец.

В результате горожане, которые уже подумывали о том, чтобы сдаться, переменили свое мнение и решили обороняться до конца. Взять город у московской армии так и не получилось.

«Позорное бегство войск царских, прежде бывших храбрыми»

Но настоящая катастрофа случилась год спустя. В это время Московское царство воевало с Крымским ханством. В 1571 году хан Девлет-Гирей в очередной раз отправился в поход на Москву.

То есть, на самом деле, ни на какую Москву хан сначала идти не собирался. Все-таки из Крыма до Москвы путь не близкий. Хан собирался, как было принято, пограбить пограничные земли и с добычей вернуться обратно.

Но когда хан вторгся в пределы Московского царства, к нему стали стекаться русские перебежчики. Дворяне, боярские дети, крестьяне и кажется даже один опричник. Такой уж была популярность царя Ивана среди собственных подданных, что люди готовы были променять его на Крымского хана.

Как написал один летописцев: «И бысть ненависть на царя от всех людей».

Перебежчики говорили хану, что царское войско слабо, Москва беззащитна, и обещали ему показать прямую дорогу до столицы в обход царских крепостей. И хан решился на авантюру. Он двинулся на Москву.

Узнав об этом, Иван попытался собрать опричное войско. Но… опричники не явились на его призыв. Не так эти люди были воспитаны, чтобы воевать против вооруженного противника. Тем более, против татар. В отличие от безоружных горожан татары же могли и ответить. Из тех опричников, которые все-таки явились на царский призыв, едва удалось собрать один полк.

Царь Иван, оправдывая прозвище Трусливый, бежал из Москвы. Причем бежал так быстро, что не взял с собой еды. Злые языки говорят, что во время бегства царю пришлось даже поголодать.

После этого оставшиеся опричники решили, что им воевать тоже незачем, и последовали за своим царем. Город пыталось оборонять земское войско, но сил было слишком мало, чтобы отбросить татар. А брать город, или тем более завоевывать Московское царство Девлет-Гирей и не собирался.

Илья Глазунов. Вторжение.

Он просто приказал поджечь незащищенные стенами посады вокруг Москвы. Огонь быстро перекинулся на весь город. Включая даже Кремль. Пожар был таким основательным, что в городе не осталось «шеста или столба, к которому можно было бы привязать лошадь».

После этого, уводя несколько десятков тысяч пленных, хан вернулся в Крым. А царь Иван, когда опасность миновала, вернулся в свою сожженную столицу.

«Сим смяте люди вся»

Вот после этого позора царь Иван и разочаровался в своей опричнине. Оказалось, что опричники не были элитными войсками, готовыми отдать жизнь за своего государя. А были бандой убийц, грабителей и насильников, одуревших от собственной безнаказанности.

Несколько руководителей опричнины и десятки, если не сотни рядовых опричников царь казнил. Некоторых жертв опричнины, наоборот, реабилитировал. Опричнину запретил. Причем запретил основательно. За публичное произнесение этого слова полагалась порка кнутом.

В общем, с опричниной царь справился. Справиться с ее последствиями оказалось труднее. Итогом царской борьбы за свою национальную безопасность стала полностью разрушенная экономика Московского царства. Обнищавшие города, разоренные и опустевшие деревни. Сотни тысяч людей, которые бежали со своих мест спасаясь от произвола.

После опричнины в Московской волости обрабатывалось лишь 16 процентов пахотных земель. В целом по стране —  не более 50 процентов. Но в некоторых районах было заброшено до 90 процентов земли. Разбегались не только крестьяне. Множество дворян, составлявших основу московского войска, тоже разорились.

«Царь учиниша опричнину… И от того бысть запустение великое Русской земли», — написал летописец из Пскова.

Непосредственным результатом опричнины был великий голод начала XVII и последовавшая за ним русская смута. Чтобы оправиться от последствий четырехлетнего террора экономически, Московскому царству потребовалось несколько десятилетий. Психологически страна, кажется, и до сих пор не оправилась от опричного синдрома.

Читайте Plan B. в Facebook и Telegram

Нравится
12
Супер
6
Смешно
1
Удивительно
2
Грустно
2
Злюсь
1
Мы используем файлы cookie, чтоб вам было удобно и безопасно пользоваться нашим сайтом, а также для улучшения его работы.
Политика конфиденциальности
Я принимаю